Любимый бар Бродского в Риме-1

Яникул (Джаниколо) (лат. Mons Janiculus, ит.Gianicolo) — не входит в число семи римских холмов, так как на момент строительства Рима находился за его чертой. Он расположен на западном берегу Тибра над районом Трастевере и назван в честь бога Януса (двуликого бога входов и выходов) и легендарного царя Лация, обитавшего, по преданию, на этом месте. В античные времена Яникул был покрыт лесами, в древние времена здесь находилось поселение этрусков, а при царе Анке Марции (VII в. до н. э.) Яникул, обнесенный стеной, превратился в римскую крепость, соединенную с городом свайным мостом. В 17-м веке Яникул облюбовали знатные семьи и начали активно возводить здесь особняки. К этому периоду застройки относится и здания, принадлежащие теперь Американской академии в Риме (AAR).

История римского холма Gianicolo

Gianicolo Яникул Джаниколо
Вид с терассы холма Gianicolo

Богатое историей место давно стало одним из самых романтичных в Риме. В 1849 году на этом месте произошла заключительная битва войск Джузеппе Гарибальди с французами, память о ней увековечена на аллее Бельведер конными скульптурами Гарибальди и его жены Аниты. Здесь же можно видеть бюсты соратников полководца и братскую могилу гарибальдийцев с девизом Рим или смерть (Roma o morte), отсюда простирается тенистая смотровая площадка с видом на весь Рим. Венчает холм красавец белоснежный маяк Манфреди, подаренный Риму итальянскими выходцами из Аргентины. Каждый день, ровно в полдень на Яникуле стреляют из пушки. Этот обычай в 1847 году ввел Папа Пий Девятый, чтоб подавать сигнал римским колоколам звонить одновременно.

Gianicolo Яникул Джаниколо
Историческое фото Bar Gianicolo, 1939

Если подниматься из района Трастевере по улице Гарибальди, можно увидеть фонтан Аква Паола (Fontana dell’Acqua Paola). Размерами и красотой он мало чем уступает известному Треви (Fontana di Trevi), только здесь царят тишина и безмятежность. Фонтан был установлен по приказу Папы Павла V, летом около него часто проводят концерты или спектакли. Далее по ходу — монастырь Сан-Пьетро-ин-Монторио (San Pietro in Montorio), построенный на средства, выделенные королевствами Испании и Франции. По преданию, здесь распяли апостола Петра. Позади святыни, где раскинулся парк Яникул и Ботанический сад, в 18-м веке находилась роща Парразио (Parrasio), где любили собираться представители литературной Академии и читать друг другу собственные стихи. Много ранее здесь прогуливался известный поэт Торквато Тассо (Torquato Tasso, 1544-1595), автор поэмы «Освобожденный Иерусалим». Он страдал психическим заболеванием и  умер в монастыре Сан-Онофрио (Sant’Onofrio al Gianicolo), где и похоронен. В музее Тассо в монастыре сохранены рукописи поэта, старинные издания его книг, посмертная маска.

Американская Академия — покровительство талантам

Gianicolo Яникул Джаниколо
Американская Академия в Риме

В 1894 году в США была создана Римская школа европейских искусств для развития американских художников, скульпторов и литераторов. После нескольких преобразований и переездов она обосновалась на Яникуле как Американская Академия в Риме. В 1981 году сюда впервые приехал Иосиф Бродский в качестве ее стипендианта. Он поселился в отдельном флигеле с садом, из которого в одну сторону открывалась панорама на языческий Рим с Колизеем и форумами, в другую – на христанский Рим, Ватикан, собор Св.Петра. А в центре – Пантеон, храм всех богов. Всего Бродский приезжал сюда трижды, чувствуя сильное вдохновение, и однажды прожил четыре месяца. Результатом стали Римские элегии и другие стихотворения, в одном упоминается один из его любимых римских баров в двух шагах от Академии.

x x x
Сюзанне Мартин

Пчелы не улетели, всадник не ускакал. В кофейне
«Яникулум» новое кодло болтает на прежней фене,
Тая в стакане, лед позволяет дважды
вступить в ту же самую воду, не утоляя жажды.

Восемь лет пронеслось. Вспыхивали, затухали
войны, рушились семьи, в газетах мелькали хари,
падали аэропланы, и диктор вздыхал «о Боже».
Белье еще можно выстирать, но не разгладить кожи

даже пылкой ладонью. Солнце над зимним Римом
борется врукопашную с сизым дымом;
пахнет жженым листом, и блещет фонтан, как орден,
выданный за бесцельность выстрелу пушки в полдень.

Вещи затвердевают, чтоб в памяти их не сдвинуть
с места; но в перспективе возникнуть трудней, чем сгинуть
в ней, выходящей из города, переходящей в годы
в погоне за чистым временем без счастья и терракоты.

Жизнь без нас, дорогая, мыслима — для чего и
существуют пейзажи: бар, холмы, кучевое
облако в чистом небе над полем того сраженья,
где статуи стынут, празднуя победу телосложенья.

18.1.1989

Бродский в Риме

Gianicolo Яникул Джаниколо
Бродский в Риме

Восемь лет прошло после первого приезда Бродского, «пчелы не улетели» — имеется в виду изображение на гербе Барберини, часто встречающиеся на римских улицах, памятники все там же, пушка продолжает традицию, фонтан по-прежнему величествен. Бар Gianicolo остался точно таким, как в те годы. Расположенный среди множества исторических свидетельств, но чуть в стороне, он больше посещаем местными жителями, чем туристами. Находясь напротив ворот Св.Панкрация (Porta San Pancrazio), на самом перекрестке, старинное здание невозмутимо хранит спокойствие. Слева от входа увитая листьями веранда, типичная обстановка внутри – уютно, пахнет кофе и сладостями, приветливые владельцы, шумные официанты. На стенах много фотографий, в том числе статья с интервью Иосифа Бродского журналу L’Espresso от 21 июня 1994 года, «Академия, Нерон и я». С утра Бродский работал, потом спускался с холма прогуляться по Трастевере, возвращался обратно и заходил в бар Gianicolo, где жил черный кот по имени Нерон, а котов Бродский очень любил. Обедал там, разговаривал с начинавшими появляться знакомыми, постепенно осваивался в Риме.

Более сорока лет назад Mario Celeschi купил заведение, где до этого была таверна, а еще раньше даже конюшня, чтобы освежить лошадей. Марио сделал его местом встречи всего Рима и передал своим детям. Сейчас баром управляет его внучка, прекрасная Лоренца. Bar Gianicolo первым стал предлагать напитки из свежевыжатых плодов, клубные сендвичи и разнообразную гастрономию.

Еда Bar Gianicolo

Gianicolo Яникул Джаниколо
Так просто и так вкусно

Еда в баре Gianicolo простая и бесхитростная, истинно римская. Панини с разнообразными начинками, салаты, прошутто, салями, оливки, вяленые помидоры, конечно, сыры. Обязательно много фруктов и овощей для свежевыжатых соков и смузи, кофе, десерты и небольшое меню – паста, суп. Все очень вкусно, в баре хороший выбор напитков. Утром манят толстенькими бочками румяные круассаны с непременным каппучино, днём перекусывают, заходят на пиво или за сигаретами. Ближе к вечеру наступает священное время аперитива, позже небольшая площадь оживляется обедающими итальянцами и гостями Яникула, играет музыка, устраиваются вечеринки, пьют вино и танцуют.

Gianicolo Яникул Джаниколо
Здесь засиживаются допоздна

Я попала сюда с второго раза. Сначала оказалась в Риме одним днем на католическую Пасху и бар был закрыт. Прилично поблуждала по переулкам и ступенькам, прежде чем нашла дорогу наверх. В полной мере насладилась видом на город, подивилась старому кукольному театру, куда обязательно приводят римлян в детстве, обошла скульптуры, посидела у фонтана. Во второй приезд шла знакомой короткой дорогой по неприметным лестницам. Бар работал, у входа стояли столы, постоянно кто-то входил и выходил. Я подошла к стойке и засмотрелась на витрину с закусками. К сожалению, была не голодна, а для выпивки было рано и слишком жарко. Бармен, улыбаясь, переспросил, что бы я хотела. Рядом стояли парень с девушкой в мотоциклетных шлемах и пили что-то из высоких стаканов. Я просто сказала – мне то же самое. Это оказался потрясающий холодный кофе, нигде такого не встречала. Я обязательно приду туда пообедать. Бродский не посещал бы заурядное место.

Gianicolo Яникул Джаниколо
Интерьер Bar Gianicolo

Именно здесь родился его фантастический план — создать в Риме Русскую академию. Он хотел возродить традицию русских интеллектуалов, которые еще в XVIII веке избрали Рим источником вдохновения. Гоголь писал здесь «Мертвые души», а Брюллов — «Последний день Помпеи», блистательная княгиня Зинаида Волконская держала один из наиболее известных великосветских салонов первой половины XIX века. Уже велись переговоры и Бродский встречался с тогдашним мэром Рима Франческо Рутелли, но задумке поэта было суждено сбыться только после его смерти. Созданный на частные пожертвования Фонд памяти Бродского будет отправлять лучших русских писателей и поэтов в Рим — либо в Американскую академию, либо во Французскую — на виллу Медичи.

Обязательно зайдите сюда. В небольшом BAR Gianicolo  Piazzale Aurelio, 5, всем найдется место и хорошее настроение.

#ниоткудаслюбовью  Нина Самойлович

Вступить в группу фейсбук Фотон-Рестораны